-9°C, пасмурно
Войти на сайт

Сегодня 353-ю годовщину рождения собирается торжественно встретить вместе с коллегами из других регионов Управление государственной противопожарной службы Кемеровской области

День пожарной охраны был в России официально введен в 1999 году по указу президента Ельцина. Но одновременно Борис Николаевич повелел годом рождения службы считать 1649-й. Что дало пожарным даже повод погордиться самыми древними традициями: например, наши стражи порядка осенью будут отмечать лишь 250-ю годовщину с начала работы своей системы.

Кстати, с теми же милиционерами огнеборцы до последнего времени работали в одной связке, входя в структуру МВД. Но с 1 января 2002 года уже другой президент, Путин, перевел их своим указом под крыло другого ведомства — МЧС. Правда, в неформальных разговорах сами пожарные говорят, что до сих пор не понимают — зачем (пока еще нет полного объема документов, регламентирующих их деятельность в новом ведомстве, что вносит определенную нервозность в работу): Впрочем, как заметил начальник областного УГПС Сергей Кондрашов, «мы и так как спасатели раньше были, и функции при преобразовании службы у нас не изменились».

Так что при любом статусе и подчинении работы у пожарных, к сожалению, не убавляется, сообщает в сегодняшнем номере газета «Губернские ведомости». Только за первые три месяца нынешнего года в Кемеровской области было зарегистрировано 1349 пожаров, прямой ущерб от них составил более 10 миллионов рублей, погибло 120 человек, в том числе шесть ребятишек. Огнем уничтожено 329 квартир, 67 голов скота, полтора десятка машин. Согласно статистике это меньше, чем в прошлом году за тот же период, и Кондрашов очень надеется, что динамика эта сохранится. Хотя Кузбасс пока и идет впереди других регионов Сибири по количеству пожаров (ежегодно — более 7 тысяч, что считается страшнейшим показателем).

К сожалению, на эти неприятные цифры влияет не только безалаберность обычных граждан (а многие дети, к примеру, гибнут в огне по прямой вине неблагополучных родителей). Многое упирается и в финансирование службы, и в отношение к ней со стороны руководителей предприятий и глав администраций на местах.

На сегодняшний день в штате ГПС области (службе тушения пожаров и аппарате госпожнадзора, занимающегося профилактическими мероприятиями) 5240 «штыков». При том, что должно быть более восьми тысяч (по закону 1 боец пожарной охраны должен приходиться на 650 жителей).

Все, кто приходит в «пожарку», делятся на две категории: сотрудники (те, кто носит погоны — прежде всего в подразделениях крупных городов и предприятий) и работники (не аттестованы и, соответственно, не носят погон, обычно они трудятся в районах). У первых средняя зарплата 1500 рублей, у вторых — 650. Причем еще в бытность в милицейском ведомстве пожарным была запрещена коммерческая деятельность непосредственно по профилю, и народ спасается, как заметил Кондрашов, только графиком работы (сутки через трое), позволяющим как-то решать личные финансовые проблемы.

Опять же по словам Кондрашова, за пять последних лет ни один глава города или района не приобрел ни одной пожарной машины. А вообще в последний раз современная техника для ГПС в Кузбассе была приобретена в 2000 году на средства областной администрации — 50-метровая автоматическая суперлестница. Она — единственная на Кузбасс — досталась кемеровчанам. В целом же пожарный автопарк области изношен на 75 процентов, более половины единиц техники работает свыше 15 лет при нормативе в восемь.

Еще одна проблема, с которой в последние годы сталкиваются пожарные, — откровенное желание вообще сэкономить на них. Особенно на добровольных помощниках из пожарных дружин, которые раньше активно помогали профессионалам. Надеясь меньше потратить, директора новоявленных АО ликвидировали и технику, и дежурных: народ, заметил Кондрашов, настолько привык, что пожары были, есть и будут, что уже не считает это за ЧП. Своими силами пожарные на ситуацию повлиять не могли: для руководителей предприятий главными были не их указания, а местного главы.

А с 2001 года ситуация постепенно начала изменяться к лучшему. Печальным поводом послужили две страшные трагедии с гибелью людей, вызвавшие большой общественный резонанс, — после пожаров в зданиях Кемеровского районного суда и школы-интерната в Новокузнецке на предмет пожароопасности были проверены все помещения, занимаемые правоохранительными органами, административными и образовательными учреждениями, места с массовым скоплением людей. И вообще, если раньше здание могли проверять раз в один-два года, то теперь проверки заметно участились. Стали воссоздавать и добровольные пожарные дружины. В областном бюджете заложено и финансирование дополнительной штатной численности пожарных. Хотя в целом процесс идет медленно: расходы по полной программе обеспечения безопасности требуются немалые, а лишних денег ни у кого нет.

Могли бы пожарные зарабатывать сами, например, туша пожары с помощью государственной техники на частных предприятиях? Нет, — пояснил Кондрашов. — Закон не позволяет. Любой вызов по телефону 01 подразделений противопожарной службы — бесплатный. Кстати, сейчас многие люди просто боятся позвонить в пожарку, думая, что им придется платить. Боятся зря. Даже если вызов оказывается ложным. И даже если пожар произошел по вине пьяных хозяев.

По мнению Кондрашова, помочь службе могло бы введение обязательного государственного страхования от пожара. Подобная практика в советские времена была: единственный монополист Госстрах отчислял средства на развитие пожарной системы. Но с кончиной СССР подобная практика, понятно, прекратилась. А новый закон депутаты российской Госдумы принять никак не соберутся.

Сейчас среди пожарных ходят активные разговоры о грядущем с 1 июля увеличении денежного содержания. Однако одновременно власти намерены отменить бывшие ранее льготы, поэтому люди беспокоятся. По предварительным расчетам наших специалистов, от этого шага правительства выиграют больше молодые сотрудники. А что достанется «старичкам» — никто не может сказать.

Вы можете оставить комментарий к этому материалуhttps://mediakuzbass.ru/news/15039.html

День пожарной охраны был в России официально введен в 1999 году по указу президента Ельцина. Но одновременно Борис Николаевич повелел годом рождения службы считать 1649-й. Что дало пожарным даже повод погордиться самыми древними традициями: например, наши стражи порядка осенью будут отмечать лишь 250-ю годовщину с начала работы своей системы.
Кстати, с теми же милиционерами огнеборцы до последнего времени работали в одной связке, входя в структуру МВД. Но с 1 января 2002 года уже другой президент, Путин, перевел их своим указом под крыло другого ведомства — МЧС. Правда, в неформальных разговорах сами пожарные говорят, что до сих пор не понимают — зачем (пока еще нет полного объема документов, регламентирующих их деятельность в новом ведомстве, что вносит определенную нервозность в работу): Впрочем, как заметил начальник областного УГПС Сергей Кондрашов, «мы и так как спасатели раньше были, и функции при преобразовании службы у нас не изменились».
Так что при любом статусе и подчинении работы у пожарных, к сожалению, не убавляется, сообщает в сегодняшнем номере газета «Губернские ведомости». Только за первые три месяца нынешнего года в Кемеровской области было зарегистрировано 1349 пожаров, прямой ущерб от них составил более 10 миллионов рублей, погибло 120 человек, в том числе шесть ребятишек. Огнем уничтожено 329 квартир, 67 голов скота, полтора десятка машин. Согласно статистике это меньше, чем в прошлом году за тот же период, и Кондрашов очень надеется, что динамика эта сохранится. Хотя Кузбасс пока и идет впереди других регионов Сибири по количеству пожаров (ежегодно — более 7 тысяч, что считается страшнейшим показателем).
К сожалению, на эти неприятные цифры влияет не только безалаберность обычных граждан (а многие дети, к примеру, гибнут в огне по прямой вине неблагополучных родителей). Многое упирается и в финансирование службы, и в отношение к ней со стороны руководителей предприятий и глав администраций на местах.
На сегодняшний день в штате ГПС области (службе тушения пожаров и аппарате госпожнадзора, занимающегося профилактическими мероприятиями) 5240 «штыков». При том, что должно быть более восьми тысяч (по закону 1 боец пожарной охраны должен приходиться на 650 жителей).
Все, кто приходит в «пожарку», делятся на две категории: сотрудники (те, кто носит погоны — прежде всего в подразделениях крупных городов и предприятий) и работники (не аттестованы и, соответственно, не носят погон, обычно они трудятся в районах). У первых средняя зарплата 1500 рублей, у вторых — 650. Причем еще в бытность в милицейском ведомстве пожарным была запрещена коммерческая деятельность непосредственно по профилю, и народ спасается, как заметил Кондрашов, только графиком работы (сутки через трое), позволяющим как-то решать личные финансовые проблемы.
Опять же по словам Кондрашова, за пять последних лет ни один глава города или района не приобрел ни одной пожарной машины. А вообще в последний раз современная техника для ГПС в Кузбассе была приобретена в 2000 году на средства областной администрации — 50-метровая автоматическая суперлестница. Она — единственная на Кузбасс — досталась кемеровчанам. В целом же пожарный автопарк области изношен на 75 процентов, более половины единиц техники работает свыше 15 лет при нормативе в восемь.
Еще одна проблема, с которой в последние годы сталкиваются пожарные, — откровенное желание вообще сэкономить на них. Особенно на добровольных помощниках из пожарных дружин, которые раньше активно помогали профессионалам. Надеясь меньше потратить, директора новоявленных АО ликвидировали и технику, и дежурных: народ, заметил Кондрашов, настолько привык, что пожары были, есть и будут, что уже не считает это за ЧП. Своими силами пожарные на ситуацию повлиять не могли: для руководителей предприятий главными были не их указания, а местного главы.
А с 2001 года ситуация постепенно начала изменяться к лучшему. Печальным поводом послужили две страшные трагедии с гибелью людей, вызвавшие большой общественный резонанс, — после пожаров в зданиях Кемеровского районного суда и школы-интерната в Новокузнецке на предмет пожароопасности были проверены все помещения, занимаемые правоохранительными органами, административными и образовательными учреждениями, места с массовым скоплением людей. И вообще, если раньше здание могли проверять раз в один-два года, то теперь проверки заметно участились. Стали воссоздавать и добровольные пожарные дружины. В областном бюджете заложено и финансирование дополнительной штатной численности пожарных. Хотя в целом процесс идет медленно: расходы по полной программе обеспечения безопасности требуются немалые, а лишних денег ни у кого нет.
Могли бы пожарные зарабатывать сами, например, туша пожары с помощью государственной техники на частных предприятиях? Нет, — пояснил Кондрашов. — Закон не позволяет. Любой вызов по телефону 01 подразделений противопожарной службы — бесплатный. Кстати, сейчас многие люди просто боятся позвонить в пожарку, думая, что им придется платить. Боятся зря. Даже если вызов оказывается ложным. И даже если пожар произошел по вине пьяных хозяев.
По мнению Кондрашова, помочь службе могло бы введение обязательного государственного страхования от пожара. Подобная практика в советские времена была: единственный монополист Госстрах отчислял средства на развитие пожарной системы. Но с кончиной СССР подобная практика, понятно, прекратилась. А новый закон депутаты российской Госдумы принять никак не соберутся.
Сейчас среди пожарных ходят активные разговоры о грядущем с 1 июля увеличении денежного содержания. Однако одновременно власти намерены отменить бывшие ранее льготы, поэтому люди беспокоятся. По предварительным расчетам наших специалистов, от этого шага правительства выиграют больше молодые сотрудники. А что достанется «старичкам» — никто не может сказать.

 
Рейтинг@Mail.ru

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: