-4°C, пасмурно
Войти на сайт

Внешнеэкономическая деятельность в Кузбассе оказывает немалое влияние на экономику нашего региона

Это подчеркнул в беседе с корр. Евг. Багаевым руководитель Кемеровского бюро DMT/PGM — Германский угольный Проект ГмбХ, представляющий немецкие горные технологии Евгений Залян.

Эта структура в свое время была создана с целью продвижения своей продукции на Кузбасский рынок. Кемеровское бюро объединяет восемь немецких фирм — производителей горношахтного оборудования. На рынке Кузбасса с 1999 года, хотя контакты с отдельными германскими фирмами у нас налажены были еще раньше.

По словам Евгения Заляна, повышенный интерес иностранного бизнеса к нашему региону в начале 90-х годов определялся тем фактором, что тогда в регионе были деньги, работали государственные программы поддержки угольной отрасли. Дефолт1998 года резко изменил внутреннюю экономическую ситуацию. Прежде всего рухнули инвестиционные потоки. Но сейчас ситуация совершено иная, — продолжает Евгений Залян, — безусловно, рынок стал более цивилизованным, законодательная база лучше проработана. Но, тем не менее, инвестиционная составляющая должна быть больше.

За эти годы произошел передел собственности и в угольную отрасль пришел частный собственник. Власти сегодня настаивают, чтобы собственники направляли часть средств на повышение эффективности производства, техническое перевооружение, безопасность труда горняков, долговременные инвестиции в производство со сроком окупаемости в 5-6 лет. Но пока собственники слабо проводят политику широкомасштабных улучшений эффективности производства. Видимо, к такой масштабной работе финансовая система России еще не готова. Слишком высокие риски. С другой стороны, не решена проблема забюрократизованности наших государственных органов. Многие государственные структуры попросту саботируют все, что касается внешнеэкономической деятельности. Нередко это делается под флагом защиты отечественных производителей, ставят все новые препоны, вводят правила, не связанные с экономикой.

Вместе с тем, в последние три года число совместных предприятий (СП) снова стало расти и достигло 78. К сожалению, не хватает информации по видам их деятельности. Большинство из них — это торгово-коммерческие СП. Но в последнее время наблюдается тенденция появления именно производственных СП, говорит Залян, — Например, взять то же самое горношахтное оборудование. Всем известно, что хорошее оборудование выпускает Германия, Великобритания. Понятно, что экономики Германии и России очень разнятся, наши финансовые возможности намного ниже, а за счет ввоза оборудования и таможенных сборов цена еще больше растет. Поэтому чтобы как-то снизить окончательные цены частично или большую часть этого оборудования мы должны делать здесь, на месте. То есть перенести часть производства от оттуда, где очень дорогая рабочая сила и дорогие сырье — туда, где все это дешевле, что в мире и происходит сегодня повсеместно. Мы можем сделать металлоконструкции, которые не требуют очень высокой точности обработки — такие предприятия у нас в Кузбассе есть — это и Анжеромаш и Юргинский машзавод, завод «Красный Октябрь», Кузнецкий машиностроительный завод. Что-то ведь мы умеем делать! Так вот за счет этих возможностей примерно 80% расходов от конечной цены оборудования мы можем покрыть своими силами. А ключевые детали и механизмы — это в первую очередь касается приборостроения, точного машиностроения — можно покупать у партнеров. Ситуация на Юрмаше сегодня выравнивается за счет организационно-технических мер можно все-таки повысить качество работы.

Но некоторые высокотехнологичные и высокоточные узлы не могут быть изготовлены нашими заводами. В стоимости конечной продукции такие узлы занимают от пяти до десяти процентов.

Наш главный принцип, подчеркнул Залян, кооперация с кузбасскими машиностроительными предприятиями. Вот простой пример, хорошая щитовая крепь выпускается на том же Юрмаше — КМ-138. Но есть в ней и слабые места — уплотнения гидростоек, невысокие проходные сечения и расходы гидрожидкости — все это сегодня уже не стандарт. Главное — приборы управления, позволяющие создать высокомеханизированнные крепи, не требующие пребывания такого количества горняков в местах, где опасно. Безопасность, жизнь и здоровье людей — это главнее всего. Так вот, сознавая это, юргинцы готовы закупать эти детали у немецких фирм. А в итоге получится: 85% стоимости крепи — это кузбасское производство и 15% — цены — импортные комплектующие. В целом — надежная горная техника мирового уровня.

Что касается инженерной, технологической подготовки — здесь все вопросы решаются с производителем, — говорит Евгений Залян, — но главенствующую роль у нас играет все-таки заказчик. Однако, в то же время у нас на сегодняшний день складываются хорошие предпосылки для более тесного сотрудничества с Юрмашем. У нас уже есть совместные разработки, они были выставлены на последней выставке в Новокузнецке «Уголь России и Майннинг 2003». Из угольных объединений у нас хорошие контакты с «Кузбассуглем», шахтой «Распадская», например, целым рядом других предприятий.

Значит можно признать, что при всех трудностях у иностранных компаний не пропадает интерес к Кузбассу, а наши производственники, как видим, заинтересованы в сотрудничестве с ними. Кузбасская экономика адаптируется к оптимальным условиям интеграции, это и даст свои положительные результаты как Кузбассу, так и нашим иностранным партнерам.

Вы можете оставить комментарий к этому материалуhttps://mediakuzbass.ru/news/19871.html

Это подчеркнул в беседе с корр. Евг. Багаевым руководитель Кемеровского бюро DMT/PGM — Германский угольный Проект ГмбХ, представляющий немецкие горные технологии Евгений Залян.
Эта структура в свое время была создана с целью продвижения своей продукции на Кузбасский рынок. Кемеровское бюро объединяет восемь немецких фирм — производителей горношахтного оборудования. На рынке Кузбасса с 1999 года, хотя контакты с отдельными германскими фирмами у нас налажены были еще раньше.
По словам Евгения Заляна, повышенный интерес иностранного бизнеса к нашему региону в начале 90-х годов определялся тем фактором, что тогда в регионе были деньги, работали государственные программы поддержки угольной отрасли. Дефолт1998 года резко изменил внутреннюю экономическую ситуацию. Прежде всего рухнули инвестиционные потоки. Но сейчас ситуация совершено иная, — продолжает Евгений Залян, — безусловно, рынок стал более цивилизованным, законодательная база лучше проработана. Но, тем не менее, инвестиционная составляющая должна быть больше.
За эти годы произошел передел собственности и в угольную отрасль пришел частный собственник. Власти сегодня настаивают, чтобы собственники направляли часть средств на повышение эффективности производства, техническое перевооружение, безопасность труда горняков, долговременные инвестиции в производство со сроком окупаемости в 5-6 лет. Но пока собственники слабо проводят политику широкомасштабных улучшений эффективности производства. Видимо, к такой масштабной работе финансовая система России еще не готова. Слишком высокие риски. С другой стороны, не решена проблема забюрократизованности наших государственных органов. Многие государственные структуры попросту саботируют все, что касается внешнеэкономической деятельности. Нередко это делается под флагом защиты отечественных производителей, ставят все новые препоны, вводят правила, не связанные с экономикой.
Вместе с тем, в последние три года число совместных предприятий (СП) снова стало расти и достигло 78. К сожалению, не хватает информации по видам их деятельности. Большинство из них — это торгово-коммерческие СП. Но в последнее время наблюдается тенденция появления именно производственных СП, говорит Залян, — Например, взять то же самое горношахтное оборудование. Всем известно, что хорошее оборудование выпускает Германия, Великобритания. Понятно, что экономики Германии и России очень разнятся, наши финансовые возможности намного ниже, а за счет ввоза оборудования и таможенных сборов цена еще больше растет. Поэтому чтобы как-то снизить окончательные цены частично или большую часть этого оборудования мы должны делать здесь, на месте. То есть перенести часть производства от оттуда, где очень дорогая рабочая сила и дорогие сырье — туда, где все это дешевле, что в мире и происходит сегодня повсеместно. Мы можем сделать металлоконструкции, которые не требуют очень высокой точности обработки — такие предприятия у нас в Кузбассе есть — это и Анжеромаш и Юргинский машзавод, завод «Красный Октябрь», Кузнецкий машиностроительный завод. Что-то ведь мы умеем делать! Так вот за счет этих возможностей примерно 80% расходов от конечной цены оборудования мы можем покрыть своими силами. А ключевые детали и механизмы — это в первую очередь касается приборостроения, точного машиностроения — можно покупать у партнеров. Ситуация на Юрмаше сегодня выравнивается за счет организационно-технических мер можно все-таки повысить качество работы.
Но некоторые высокотехнологичные и высокоточные узлы не могут быть изготовлены нашими заводами. В стоимости конечной продукции такие узлы занимают от пяти до десяти процентов.
Наш главный принцип, подчеркнул Залян, кооперация с кузбасскими машиностроительными предприятиями. Вот простой пример, хорошая щитовая крепь выпускается на том же Юрмаше — КМ-138. Но есть в ней и слабые места — уплотнения гидростоек, невысокие проходные сечения и расходы гидрожидкости — все это сегодня уже не стандарт. Главное — приборы управления, позволяющие создать высокомеханизированнные крепи, не требующие пребывания такого количества горняков в местах, где опасно. Безопасность, жизнь и здоровье людей — это главнее всего. Так вот, сознавая это, юргинцы готовы закупать эти детали у немецких фирм. А в итоге получится: 85% стоимости крепи — это кузбасское производство и 15% — цены — импортные комплектующие. В целом — надежная горная техника мирового уровня.
Что касается инженерной, технологической подготовки — здесь все вопросы решаются с производителем, — говорит Евгений Залян, — но главенствующую роль у нас играет все-таки заказчик. Однако, в то же время у нас на сегодняшний день складываются хорошие предпосылки для более тесного сотрудничества с Юрмашем. У нас уже есть совместные разработки, они были выставлены на последней выставке в Новокузнецке «Уголь России и Майннинг 2003». Из угольных объединений у нас хорошие контакты с «Кузбассуглем», шахтой «Распадская», например, целым рядом других предприятий.
Значит можно признать, что при всех трудностях у иностранных компаний не пропадает интерес к Кузбассу, а наши производственники, как видим, заинтересованы в сотрудничестве с ними. Кузбасская экономика адаптируется к оптимальным условиям интеграции, это и даст свои положительные результаты как Кузбассу, так и нашим иностранным партнерам.

 
Рейтинг@Mail.ru

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: