5°C, пасмурно
Войти на сайт

Срок, отведенный президентом для доработки «Стратегии развития Сибири», закончился

Как стало известно газете «Континент-Сибирь», задание президента было даже перевыполнено — окончательный (на текущий момент) вариант Стратегии попал в правительство 10 декабря. Однако ее разработчикам и специалистам Минэкономразвития так и не удалось достичь компромисса по ключевым пунктам программы.

О том, что «стороны так и не пришли к единому мнению по некоторым основным пунктам программы», корреспонденту «Континента Сибирь» сообщил один из разработчиков Стратегии, член-корреспондент Сибирского Отделения Российской Академии Наук Виктор Суслов. Как и следовало ожидать, спорными оказались вопросы перераспределения природной ренты и преференций для сибирского бизнеса. Спорная часть программы была вынесена в так называемый лист разногласий, который также приложен к итоговому документу. В основной, согласованной части Стратегии Министерства экономического развития теперь фигурирует как полноправный соавтор программы. Как сообщил руководитель департамента региональной экономики и программ Минэкономразвития Анатолий Ушаков, в подготовленный вариант Стратегии вошел также план действий по ее реализации. Впрочем, этот план включает лишь ряд мероприятий организационного характера, например, по более конкретной проработке отдельных пунктов программы. Хотя и Виктор Суслов, и Анатолий Ушаков считают, что представленная в правительство программа все же является достаточно практичной.

Таким образом, разработчикам Стратегии, в число которых входит и аппарат полпреда, не удалось отстоять первоначальный вариант документа. Впрочем, этого следовало ожидать. Причем, как справедливо отметил первый заместитель полпреда в СФО Игорь Простяков, «это не вопрос природной ренты, это вопрос абсолютного несоответствия объема финансовых ресурсов в России потребностям органов власти». На федеральном центре сейчас лежит, прежде всего, огромное бремя внешних долгов, а также необходимость полноценной реализации основных функций государства — финансирования силовых структур, поддержания обороноспособности страны, социальной политики, наконец, содержания госаппарата. Аргументы же, что сибирская экономика поставлена в неравные условия из-за жесткого климата и территориальной удаленности, Минэкономразвития не убеждают. Для стимулирования отдельных производств или отраслей, по мнению министерства, существует множество других механизмов — государственный заказ, субсидирование процентной ставки по кредитам, лизинговые программы и т. п. А в целом, по словам Ушакова, в настоящий момент политика государства четко определена — любому бизнесу необходимо обеспечивать равные условия. Именно поэтому соавторы из Минэкономразвития, по выражению Виктора Суслова, "подчистую вымарывали такие фрагменты, которые содержали слово «льготы» или «преференции».

Впрочем, директор Института проблем глобализации, экономист Михаил Делягин считает, что нынешняя экономическая политика государства является неадекватной для всей территории России. По его мнению, в таких условиях протекционизм в отношении Сибири действительно будет выглядеть как определенный набор льгот. Разумная политика не должна проявляться «в порядке исключения», сильные регионы не должны развиваться за счет слабых, поэтому, как считает Делягин, подходы Стратегии должны быть распространены на всю Россию, "а для тех, кто с такими подходами не согласен, нужно найти страну, которую «не жалко».

Возможно, компромисса по основным пунктам Стратегии не удалось достичь еще и потому, что сами сибирские губернаторы не были готовы консолидировано лоббировать эту программу.

Так, Виктор Суслов признает, что разработчики программы «прогадали» в формировании ее политической поддержки. А «политическая» часть являлась не менее важной, чем экономическая. Ведь сегодня масса вопросов даже текущего характера являются спорными для сибирских губернаторов.

Перераспределение природной ренты и получение преференций не является самоцелью авторов Стратегии. Как неоднократно заявлял полпред Леонид Драчевский, основная задача Стратегии — создать нормальный климат для развития бизнеса в Сибири. И это вполне по силам региональной политической элите, без привлечения федеральных ресурсов. Самостоятельные действия, направленные именно на нормализацию сибирского бизнес-климата, предпринимаются уже довольно длительное время аппаратом полномочного представителя. Это и развитие информационной структуры сибирских регионов и округа, совместная с администрациями ряда субъектов округа разработка региональных программ, реализация «окружной» части реформы оборонно-промышленного комплекса, наконец, разработка стратегических планов в отношении энергетической отрасли, тарифы которой непосредственно формируют инвестиционный климат территории.

Особенно стоит отметить программу «Электронная Сибирь», так как одна из самых главных составляющих благоприятного инвестиционного климата — информационная прозрачность как самого бизнеса в регионе, так и экономической политики органов власти. «Потепление» инвестиционного климата обеспечивают и региональные власти. Однако многие представители бизнеса, на благо которых направлены усилия разработчиков Стратегии, считают, что участие местных властей должно быть более активным.

Таким образом, даже если Стратегия превратится в «протокол о намерениях», региональные власти и аппарат полпреда имеют все возможности для изменения ситуации в Сибири к лучшему.

(ПолитСибРу)

Вы можете оставить комментарий к этому материалуhttps://mediakuzbass.ru/news/11720.html

Как стало известно газете «Континент-Сибирь», задание президента было даже перевыполнено — окончательный (на текущий момент) вариант Стратегии попал в правительство 10 декабря. Однако ее разработчикам и специалистам Минэкономразвития так и не удалось достичь компромисса по ключевым пунктам программы.
О том, что «стороны так и не пришли к единому мнению по некоторым основным пунктам программы», корреспонденту «Континента Сибирь» сообщил один из разработчиков Стратегии, член-корреспондент Сибирского Отделения Российской Академии Наук Виктор Суслов. Как и следовало ожидать, спорными оказались вопросы перераспределения природной ренты и преференций для сибирского бизнеса. Спорная часть программы была вынесена в так называемый лист разногласий, который также приложен к итоговому документу. В основной, согласованной части Стратегии Министерства экономического развития теперь фигурирует как полноправный соавтор программы. Как сообщил руководитель департамента региональной экономики и программ Минэкономразвития Анатолий Ушаков, в подготовленный вариант Стратегии вошел также план действий по ее реализации. Впрочем, этот план включает лишь ряд мероприятий организационного характера, например, по более конкретной проработке отдельных пунктов программы. Хотя и Виктор Суслов, и Анатолий Ушаков считают, что представленная в правительство программа все же является достаточно практичной.
Таким образом, разработчикам Стратегии, в число которых входит и аппарат полпреда, не удалось отстоять первоначальный вариант документа. Впрочем, этого следовало ожидать. Причем, как справедливо отметил первый заместитель полпреда в СФО Игорь Простяков, «это не вопрос природной ренты, это вопрос абсолютного несоответствия объема финансовых ресурсов в России потребностям органов власти». На федеральном центре сейчас лежит, прежде всего, огромное бремя внешних долгов, а также необходимость полноценной реализации основных функций государства — финансирования силовых структур, поддержания обороноспособности страны, социальной политики, наконец, содержания госаппарата. Аргументы же, что сибирская экономика поставлена в неравные условия из-за жесткого климата и территориальной удаленности, Минэкономразвития не убеждают. Для стимулирования отдельных производств или отраслей, по мнению министерства, существует множество других механизмов — государственный заказ, субсидирование процентной ставки по кредитам, лизинговые программы и т. п. А в целом, по словам Ушакова, в настоящий момент политика государства четко определена — любому бизнесу необходимо обеспечивать равные условия. Именно поэтому соавторы из Минэкономразвития, по выражению Виктора Суслова, "подчистую вымарывали такие фрагменты, которые содержали слово «льготы» или «преференции».
Впрочем, директор Института проблем глобализации, экономист Михаил Делягин считает, что нынешняя экономическая политика государства является неадекватной для всей территории России. По его мнению, в таких условиях протекционизм в отношении Сибири действительно будет выглядеть как определенный набор льгот. Разумная политика не должна проявляться «в порядке исключения», сильные регионы не должны развиваться за счет слабых, поэтому, как считает Делягин, подходы Стратегии должны быть распространены на всю Россию, "а для тех, кто с такими подходами не согласен, нужно найти страну, которую «не жалко».
Возможно, компромисса по основным пунктам Стратегии не удалось достичь еще и потому, что сами сибирские губернаторы не были готовы консолидировано лоббировать эту программу.
Так, Виктор Суслов признает, что разработчики программы «прогадали» в формировании ее политической поддержки. А «политическая» часть являлась не менее важной, чем экономическая. Ведь сегодня масса вопросов даже текущего характера являются спорными для сибирских губернаторов.
Перераспределение природной ренты и получение преференций не является самоцелью авторов Стратегии. Как неоднократно заявлял полпред Леонид Драчевский, основная задача Стратегии — создать нормальный климат для развития бизнеса в Сибири. И это вполне по силам региональной политической элите, без привлечения федеральных ресурсов. Самостоятельные действия, направленные именно на нормализацию сибирского бизнес-климата, предпринимаются уже довольно длительное время аппаратом полномочного представителя. Это и развитие информационной структуры сибирских регионов и округа, совместная с администрациями ряда субъектов округа разработка региональных программ, реализация «окружной» части реформы оборонно-промышленного комплекса, наконец, разработка стратегических планов в отношении энергетической отрасли, тарифы которой непосредственно формируют инвестиционный климат территории.
Особенно стоит отметить программу «Электронная Сибирь», так как одна из самых главных составляющих благоприятного инвестиционного климата — информационная прозрачность как самого бизнеса в регионе, так и экономической политики органов власти. «Потепление» инвестиционного климата обеспечивают и региональные власти. Однако многие представители бизнеса, на благо которых направлены усилия разработчиков Стратегии, считают, что участие местных властей должно быть более активным.
Таким образом, даже если Стратегия превратится в «протокол о намерениях», региональные власти и аппарат полпреда имеют все возможности для изменения ситуации в Сибири к лучшему.
(ПолитСибРу)

 
Рейтинг@Mail.ru

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: