Войти на сайт

Наука может быть полезной

Фото © cdn14.img22.ria.ru

Удается ли кузбасским ученым перейти от «чистой теории» к практике? Об этом — наш разговор с куратором Регионального центра инжиниринга, депутатом кузбасского облсовета Егором Каширских.

Егор Каширских, куратор Регионального центра инжиниринга, депутат кузбасского облсовета.

— Егор Владимирович, у Кузбасса – мощная научная база. У нас есть несколько крупных профильных вузов в угольной сфере, сельском хозяйстве, пищевой промышленности… Например, выпускники КемТИППа востребованы не только в нашей области, но и в других российских регионах. А как быть со связкой «наука — производство»?

— Здесь немножко сложнее. Понимаете, наука – это не нечто аморфное, а люди, личности, которые вершат историю. Патентов на изобретения у нас действительно масса. Но ведь изобрести что-то даже очень нужное — это, наверное, только треть успеха. Затем есть сложный путь к его внедрению. Необходимо, например, изготовить опытный образец, провести испытания, отладить. Если нужно — провести сертификацию. Еще 50% успеха – внедрение его в массовое производство и продвижение. Только тогда это работает. В этом смысле часто вспоминают академика Королева: помимо успешного ученого, он был и гениальным организатором науки, и его «ракета полетела первой». Это одна из наших общих российских проблем: такой масштаб, как у Королева, есть далеко не у каждого ученого. И часто человек науки совершенно далек от практики. А это не просто пожелание, это очень важно. Ведь в производстве наука в чистом виде трудно применима — нужны технологии. И именно инжиниринговые центры способны перекинуть этот мостик от теории к практике.

«Их» или наши?

— Но ведь часто приходится слышать, что российские вузы более привыкли к советской модели взаимодействия научных лабораторий с конкретными предприятиями, когда они выполняли исследования в рамках госзаказа и у ученых не болела голова о том, как, где и с каким результатом будет внедряться их разработка. В Кузбассе есть такая проблема?

— Проблемы у всех общие. Действительно, раньше были так называемые «хоздоговорные темы», научно-производственные объединения существовали на базе промышленных предприятий. И ученые решали конкретные прикладные задачи, необходимые для производства. В перестроечные и постперестроечные годы такие связи были разорваны и многие отраслевые НИИ просто исчезли вместе с предприятиями. Теперь нередко предъявляются претензии к тем, кто остался, то есть к вузам. А это неверно. Ведь, по сути, главная задача высшего учебного заведения — это образование. Другое дело, что подготовить высококвалифицированного специалиста-практика можно только тогда, когда есть соответствующая научная школа, когда преподавательский состав хорошо знаком с современными технологиями, которые применяются в современном производстве…

Поэтому ни для кого не секрет, что сейчас собственнику проще и дешевле купить так называемую «коробочную» технологию, например, в Германии, Австралии или даже Китае. Они решат свою задачу, получат уже обкатанную, прошедшую испытания технику, которая даст в течение короткого времени гарантированный результат. У нас все-таки люди науки – в первую очередь ученые, а не менеджеры. Они могут провести опыт, но зачастую неспособны ответить на вопросы: во сколько это обойдется, какая себестоимость? что получится на выходе? Ведь для достижения экономического эффекта к проекту необходимо подходить комплексно, целой командой, как минимум – ученый, менеджер, маркетолог. Мы сейчас стараемся двигаться в эту сторону.

Ни пуха ни пера

— Есть успешные примеры?

— Конечно. Один из недавних: взаимодействие КемТИППа и Крестьянского хозяйства А.П. Волкова. Была проблема: сельхозпроизводители не знали, куда девать куриное перо. Они профинансировали исследования специалистов Кемеровского технологического института пищевой промышленности, решение было найдено. Ученые предложили технологию, с помощью которой из пера получалась кормовая добавка. То есть есть конкретный практический результат. И в рамках Постановления Правительства РФ от 9 апреля 2010 г. №218 «О мерах государственной поддержки развития кооперации российских образовательных организаций высшего образования, государственных научных учреждений и организаций, реализующих комплексные проекты по созданию высокотехнологичного производства в рамках подпрограммы «Институциональное развитие научно-исследовательского сектора» государственной программы Российской Федерации «Развитие науки и технологий» на 2013—2020 годы» предпринимателю возвращают затраты на научные исследования. Так что механизмы есть, в том числе и на федеральном уровне можно получить финансовую поддержку. Просто этим нужно уметь пользоваться. У того же КемТИППа есть и успешный опыт работы на субподряде… Это, кстати, еще одна возможность для научных лабораторий. Особенно сейчас, с ростом курса валют, иностранным компаниям интересно заказывать проведение исследований в России: это дешевле. Почему бы её не использовать? Могу отметить, что успешные вузы активно пользуются этим. Причем и санкции тут не помеха. Это ввозить что-то к нам запрещено, а не наоборот…

А зачем?

— Вы являетесь куратором Регионального центра инжиниринга, который работает всего полтора года. Изначально предполагалось, что центр будет помогать ученым и производственникам находить общий язык. Каковы первые результаты?

— Мы работаем с конкретным предприятием. Смотрим: есть ли основа для развития? Определяем индекс технологической готовности, проводим, если необходимо, энергоаудит, управленческий аудит, маркетинговые исследования рынка, помогаем выбрать оптимальные решения. Особенно это необходимо малым и средним предприятиям, которые зачастую не знают, в какую сторону двигаться, что нужно рынку. К примеру, предприятие выпускает упаковочный картон, но этот продукт ординарен на рынке и конкурировать можно только по цене. Что делать? Может быть, нужно придать какое-то уникальное, конкурентное свойство этому картону, привлечь ученых, которые предложат экономически выгодную технологию сделать картон бактерицидным? Это позволит дольше сохранять упакованные в него продукты, продукт сразу сможет выделиться на рынке и будет более востребован. Такой проект сейчас реализуется при нашей поддержке на одном из предприятий города Кемерово. В общем, мы можем помочь принять верное решение. Ведь внедрение научной разработки, новой технологии должно быть основано только на экономической целесообразности.

Есть ряд инструментов для поддержки предприятий, готовых к модернизации и внедрению новых технологий в своем производстве в виде грантов, многие из них реализуются на основе софинансирования, то есть модернизация происходит на паритетных условиях. Например, из средств Фонда содействия развитию малых форм предприятий в научно-технической сфере (этот фонд, напомню, реализует программы инновационного развития, направленные на создание новых и развитие действующих высокотехнологичных компаний, коммерциализацию результатов научно-технического предпринимательства, создание рабочих мест) на основе документов, разработанных в РЦИ, смогло получить поддержку одно кузбасское предприятие в 2014 году и три – в 2015-м.

Это Кемеровская фармацевтическая фабрика, компании «Кузбасский Скарабей» и «КемСнаб». И это главный показатель. Ведь фонд выдает деньги под конкретные проекты, в которые готов вкладываться бизнес и которые будут выпускать продукцию, конкурентоспособную не только в России, но и за рубежом. В 2016 году еще несколько кузбасских предприятий будут подавать заявки на финансирование своих проектов. И я уверен, что положительная динамика будет нарастать, а вопрос: «Если вы такие умные, почему такие бедные?» — нашим ученым задаваться не будет. Потому что возможности для того, чтобы изменить ситуацию, у нас есть.

Вы можете оставить комментарий к этому материалуhttps://mediakuzbass.ru/newspapers/78505.html

Удается ли кузбасским ученым перейти от «чистой теории» к практике? Об этом — наш разговор с куратором Регионального центра инжиниринга, депутатом кузбасского облсовета Егором Каширских.

 
Рейтинг@Mail.ru

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: