-7°C, пасмурно
Войти на сайт

100-летний юбилей сапёра и шахтёра

Фото © vestnik-belovo.ru

Житель Белова, прошедший войну и ни один километр подземных шахтовых выработок отметил столетний юбилей. 

Николай Григорьевич Исайкин — старейший в нашем городе ветеран ВОВ. В юбилейный год Великой Победы он отметил свой личный юбилей – столетний.

Ветеран шахты «Листвяжная» Н.Г. Исайкин – личность в Белове известная. И не только своей примечательной внешностью – его казачьи усы знает если уж не весь город, то все Грамотеино — точно. Но самое главное: Николай Григорьевич — старейший в нашем городе ветеран ВОВ. В юбилейный год Великой Победы он отметил свой личный юбилей – столетний.

Корреспонденты «БВ» отправились в гости к бывшему горняку и солдату накануне его профессионального праздника – Дня шахтера.

День радости и скорби

Николай Григорьевич живет сейчас в Колмогорах, в доме дочери Татьяны Николаевны. В красном углу гостиной — две одинаковые поздравительные открытки с профессиональным праздником.

— Это нас «СДС» с Днем шахтера поздравил, мы же с мужем тоже с «Листвяжной» на пенсию ушли, — поясняет хозяйка. – Приятно, что не забывают. А папина открытка у него в комнате. Но хоя и любит он этот праздник, самый святой для него — День Победы.

— Часто вспоминает военные годы?

— Я родилась через 10 лет после войны. К тому времени самые тяжелые раны войны затянулись. Но папа о том времени не любит говорить до сих пор. И хотя не выпивал, но в День Победы пропускал рюмочку-другую. Поминал погибших и позволял проглянуть былой боли.

На кого я похож?

Пока мы знакомились с хозяйкой, спустился и сам Николай Григорьевич. Нетвердой походкой (лета пьянят, да и перенесенный зимой грипп уверенности в ногах поубавил), но с нетронутой годами бравой солдатской выправкой.

— Папа категорически отказывается от тросточки. За собой ее волочит, а потом и вовсе бросает. Мол, только идти мешает.

Журналисты у ветерана — гости нередкие. Хитро прищурившись и рассмотрев меня, он первым идет в атаку и задает мне вопрос:

— А на кого я похож?

Видя, что с ответом я мешкаю, выдает:

— На любого простого русского мужика – Ивана, словом. Хотя и казачьих кровей моя семья. А может, и на самого царя смахиваю, — приосанивается старый солдат. — К моим годам поймешь: неважно, кем ты родился и на кого похож, главное —  что ты сделал и кем ты стал.

— А боевой дух, я вижу, вы не утратили, — пытаюсь пошутить я.

— Вышел дух, один воздух остался, — подхватывает шутливый тон Николай Григорьевич. – Татьяна, чайку нам нальешь? – дает запоздалую команду майор в отставке дочери, уже разливающей по чашкам ароматный чай.

Если говорить о делах, по которым ветеран велит судить людей, то сам он свершил их немало: одних мостов к Победе настроил столько, что не пересчитаешь. Японцев в 45-м гнал с Дальнего Востока. После войны руками бывших фронтовиков строилась слава великой страны. Свой вклад в эту стройку внес и Николай Исайкин. Даже целину поднимать пришлось. А еще тридцать лет кряду проработал на угольном предприятии и вывел в люди восьмерых детей.

Бог хранил

— К 41 году папа получил назначение в подмосковный Ржев и вызвал туда семью – жену, тещу, сына и маленькую дочку, — продолжает прерванный рассказ хозяйка. — Мама даже обустроиться на новом месте не успела, как война началась. Обратно в Сибирь они добирались три месяца. Рельсы были жуткий дефицит, и железную дорогу строили в одну сторону. Сначала по ней пропускали эшелоны на фронт, и только когда дорога освобождалась, шли эшелоны обратно, в тыл.

За бойца молилась вся семья, как он говорит – молитвы его и оберегали. А еще маленький нательный крестик, подаренный незнакомой старушкой в те дни, когда Советская армия перешла в наступление.

— Коммунисты ношение креста, мягко говоря, не одобряли. Папа отнекивался, а она повелела: «Носить на шее не будешь — так хоть в карман положи».

За всю войну Николай Григорьевич не был серьезно ранен ни разу. Хотя под бомбежку попадал многократно. На Немане контузило — «прилетело» так, что нательное белье взрывом сорвало.

— Оклемался, глядь – целый вроде, — шутит ветеран. — Чудом не потонул тогда.

Шахтерские страницы биографии

В середине 50-х Исайкины, помотавшись десяток лет по родной земле, осели в Грамотеине. В 1958 году глава семейства пришел на «Инскую», тогда еще «Грамотеинскую 1-2». Записей в трудовой у ветерана немного: подземный браковщик ОТК, крепильщик, плотник. И все – на одном и том же предприятии. Но все-таки топор оказался роднее шахтерской кирки – он с рукой сросся еще с военных времен. Пропасть такому таланту начальство не позволило — вывело по возрасту из-под земли и уговорило плотничать на лесоскладе. Даже снежный городок для ребятишек его дару по плечу оказался.

Только в 1988 году, отметив 73 день рождения, неугомонный пенсионер вышел на заслуженный отдых. И то лишь потому, что по-прежнему большое хозяйство требовало хлопот. Тридцать лет отдал Николай Григорьевич родному предприятию. И нынешнее руководство его не забывает:

— К нам всегда приезжают с «Листвяжной» поздравить с Днем Победы. На День шахтера присылают открытки и подарки. В прошлом году «СДС» большой телевизор на день рождения подарил, — вспоминает хозяйка. —  А в этом приехали к нам помощник генерального директора Павел Манин и специалист по соцработе Татьяна Карпова, окинули наши владения придирчивым взглядом и предложили: давайте с ремонтом поможем. Дом обшили сайдингом, двор и палисадник облагородить помогли – забор подновить, углярку оштукатурить. На дверь входную глянули, давайте, говорят, тоже заменим. Даже специально для папы скамейку поставили. Такие молодцы!

Кто и как воспитан

Восемь лет назад ушла в иной мир любимая супруга Николая Григорьевича – Лидия Николаевна. А он сам согласился перебраться жить к дочери – поближе к внукам и правнукам.

— Папа до сих пор постель застилает по-военному: ровненько, как по линеечке. И без дела сидеть не может – постоянно во дворе или в доме себе работу находит.

— Татьяна Николаевна, в «БВ» буквально месяц назад была статья о 85-летней старушке, которую дети бросили на произвол судьбы. Как вы думаете, почему так вышло?

— Отец всегда говорит: «Люби детей, да не перелюбливай. Знай, когда ласкать, а когда за ушко таскать». Может быть, в этом дело? Родители часто жертвует всем, чтобы детям обеспечить сладкую жизнь. И тем самым растят эгоистов, которые живут только для себя.

Славный юбилей в крепкой семье

Николай Григорьевич с дочерью Татьяной, правнуками Настей и Сергеем 100-летний юбилей Н.Г. Исайкина

Поздравить любимого папу и дедушку со столетием собрались в этом году все многочисленные потомки – дети, внуки, правнуки.

— Дочь старшего брата — Марина Градиевна, приехала с сыном из Петербурга. Она всегда с восторгом вспоминает, как гостила в деревне у дедушки. Говорит, что ее дети тягу прадеда к хозяйству унаследовали. Оба сына фермерством занимаются.

Старшая сестра Галина приехала с мужем и детьми из Казахстана. Они уже 55 лет живут на исконно казачьей земле – в Уральске.

Сестра Люба с семьей своего сына добирались из Украины. Время сейчас неспокойное, очень боялись, что не смогут выехать. Таможенники на границе лютовали, все искали то самогон, то оружие. Потом опасались, что назад домой не пустят. Но обошлось. Сноха Любы – с Западной Украины, из Запорожья. Она всю дорогу переживала, как ее в России примут – западенцы ж с москалями вроде как враги лютые. Потом вместе с нами хохотала, рассказывая о своих страхах.

А Вадим – сын средней сестры Нади, которая здесь, в Белове живет, – прилетел из Крыма. Радуются, что полуостров теперь российский. Говорят: «Жизнь налаживается».

— Часто слышу, что во многих семьях живущие по разные стороны границы родственники из-за пропаганды стали врагами и перестали общаться. Ваши что рассказывают?

— Я даже телевизор не включаю, везде этот раздор, — машет рукой бывалый солдат. — На западенцев я в войну насмотрелся, они еще в 41-м хотели всеми правдами и неправдами в Европу. Ничего нового.

Татьяна Николаевна добавляет:

— Я считаю, что если дети в большой семье росли, да у любящих родителей, им никакая пропаганда не помешает оставаться братьями и сестрами.

Профессиональный праздник ветеран готовится встречать в кругу семьи.

— Поздравьте от меня шахтеров и ветеранов, — дает на прощание наказ бывший горняк. – Пожелайте, здоровья, благополучия и чтоб всегда был крепкий, надежный тыл, который пропасть не даст.

— А себе чего пожелаете? — теперь моя очередь хитро прищуриваться.

— Да чтобы ноги покрепче держали. В баню-то попариться они меня носят, а вот плясать никак не хотят, — балагурит ветеран.

Вы можете оставить комментарий к этому материалуhttps://mediakuzbass.ru/newspapers/73105.html

Житель Белова, прошедший войну и ни один километр подземных шахтовых выработок отметил столетний юбилей. 

 
Рейтинг@Mail.ru

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: