13°C, слабый проливной дождь
Войти на сайт

Дети с другой планеты

Фото © vestnik-belovo.ru

Дети — самое ценное, что есть у родителей. Но есть и другие дети, из так называемых неблагополучных семей. Их жизнь резко отличается от обычной.

Дети — самое ценное, что у нас есть у родителей. Сегодня в Белове 7,5 тыс. детей посещают детские сады (город полностью обеспечен местами в дошкольных детских учреждениях, содержание одного ребенка в месяц обходится родителям всего в 2220 руб.), более 15 тыс. ребят учатся в школах. Окруженные любовью и заботой, юные беловчане живут и развиваются, занимаются в творческих коллективах, делают первые шаги в науке, добиваются спортивных результатов.

Но есть в городе и другие дети, и из так называемых неблагополучных семей. их жизнь резко отличается от обычной, они как бы с другой планеты. Сегодня речь пойдет о них.

24 мая сотрудники линейного отдела МВД России на станции Белово, специалисты отдела опеки и попечительства, представители местного самоуправления провели межведомственный рейд по семьям, состоящим на профилактическом учете в правоохранительных органах.

Вместе с ними поехали и корреспонденты «БВ». Увидеть условия, в которых живут дети, и познакомиться с их родителями удалось в ходе рейда.

Ошибка

Первая встреча состоялась в стареньком частном доме. Инспектор полиции по делам несовершеннолетних Валентина Кондрина решительно стучит в дверь. Заходим в дом, здороваемся. Нас встречает 27-летняя мать-одиночка Елена Р. На вопросы инспектора ПДН отвечает односложно: «нормально», «кормила», «кто вам сказал?», «я не пила». Но у Валентины Васильевны другая информация:

— Где же нормально? У вас по три дня гулянки, заезжают какие-то таксисты. Вчера вы были настолько пьяны, что ничего не соображали. И сейчас в доме накурено, а у вас двое маленьких детей. Вы же мать! Кто о них позаботится? Чем детей кормите?

(Е.Р.) — Картошкой. Кашу дети не едят. Еще ничего не варила, сейчас схожу, куплю мясо, буду еду готовить

В семье двое детей: мальчику 4 года, девочке 1 год и 4 месяца. В доме все раскидано и разбросано, ни одна постель не заправлена, по кроватям бегает собака.

Кроме кухни, ни в одной комнате нет лампочки. Из электросчетчика торчит отвертка. Холодильника нет, значит, дети живут без молока, творога, масла, яиц, колбасы и других продуктов. Специалисты проверили наличие продуктов, в доме оказались растительное масло, лапша, крупа и картошка.

Мать с детьми живет на пособие 7,5 тыс. рублей. На такие деньги не разживешься. Отец мальчика алименты не платит, хотя сына иногда забирает к себе в гости. Женщина пыталась устроиться на работу в «Зеленстрой», ездила, узнавала. Ее берут, но с детьми сидеть некому.

Пока специалист из отдела опеки составляет акт, удается коротко переговорить с Еленой. Вот что она рассказала:

— Я второго ребенка не хотела, ошибка вышла. Окончила 9 классов, училась на швею, но бросила. Почему? Уже не помню, давно было. Братьев и сестер нет, родители умерли. Этот дом купила на средства материнского капитала. Как жить дальше — не знаю. Есть соседка — близкая подруга, у нее нет детей, и она тоже не работает, нам надо объединиться и налаживать новую жизнь.

В доме, где растут дети, не видно ни одной игрушки! Нет книг, ни одного детского рисунка, карандашей, красок. Валентина Васильевна, оценивая трудное материальное положение семьи, в очередной раз предлагает на время определить мальчика в «Теплый дом», чтобы Елена смогла устроиться на работу, заработать немного денег. Елена ничего не говорит и плачет.

Выходим во двор. Повсюду хлам. Огород не посажен, зарастает травой. Места много, можно было бы посадить хотя бы картошку, и семья была бы на всю зиму обеспечена.

Елене инспектор дала ровно неделю сроку для того, чтобы она навела порядок в доме и посадила огород. Иначе органы опеки будут решать вопрос об изъятии детей.

Ножом по сердцу

Едем по другому адресу. Дверь в доме долго не открывают. Но сотрудники полиции и опеки к таким фокусам привычны — их не обманешь! Они упорно стучали во все окна, а мы тем временем осмотрелись. Трудно представить, что в этом домишке живут люди! Возле дома нет забора, огород порос травой, всюду разбросаны детские велосипеды, старые кастрюли, банки, бутылки, мусор и грязь — как на свалке. Видно, что крыша дома прохудилась, ее починили просто: положили рубероид и прижали кирпичами!

Наконец двери дома распахнулись. На пороге хозяйка — Ирина П. По документам она мать одиночка, но ждет четвертого ребенка, в доме ее сожитель — Сергей Д. На упрек специалистов говорит: всю ночь стирали, уснули и не слышали, как стучали.

На руках у мужчины Лена, ей 4 года, и Паша — 2 года. Девочка полностью голенькая, на ней нет даже трусиков и маечки. Ножки у детей черные от грязи.

Старшая дочка в школе. Малыши не ходят в сад. Мама говорит, что в садах нет мест, но мы ее останавливаем: в городе проблем с местами в детских учреждениях нет.

Пока составляют акты, мы осматриваемся. Да, опять другая планета. Грязные потолки, облезлые стены, неприятные запахи. Все окна плотно завешаны, в дом не проникает солнечный свет. Вещи детские и взрослые перемешаны и разбросаны повсюду. Упаковка от еды, сандалии, зимние ботинки, кроссовки, белье, кастрюли, сковороды (как ели — так оставили), игрушечные пазлы, остатки еды, грязные чашки и ложки, носки, колготки, кости устилают пол! Табуретов нет, присесть не на что. Печь не топлена. Холодильник пуст, в морозилке лишь молочные продукты, которые выдавала соцзащита. То, что холодильник пустой, Иван объясняет, тем, что его только что купили и еще не загрузили.

Задаю молодому человеку вопрос:

— Совсем скоро в семье намечается прибавление. В доме надо белить, все приводить в порядок. А вы?

(С.Д.) — Не могу. Я в аварию попал, на глаза сделали две операции. Перед операцией немного видел, но врачи не помогли, а сделали еще хуже, чем было. Стал инвалидом I группы по зрению.

Ирину просят показать, какие продукты есть в доме. Есть только крупа, лапша и масло, детей еще не кормили, потому что только что встали. Время было около 12 часов.

В. Кондрина: «В этой семье бываем часто. Порой они начинают что-то делать, прибираются, готовят еду для детей, заботятся о них. А потом опять скатываются. Детей у горе-родительницы уже забирали. Разлука пошла на пользу. Мамочка одумалась и потом долгое время семья жила нормальной жизнью. И вот опять придется забирать».

Специалист отдела опеки Юлия Витальевна Кононцова консультируется с начальником отдела и объявляет решение: «Девочку мы забираем в „Теплый дом“ — там нас уже ждут, а мальчика — в детскую больницу. Пашу обследуют, полечат, с ними ничего плохого не случится».

Ирина плачет и просит не забирать детей, но специалист непреклонна.

В. Кондрина: «Вы меня знаете, я вас никогда не обманывала. Забираем детей до 1 июня. Занимайтесь делом! Потом приедем, составим повторный акт обследования. Если все будет в порядке, то детей вернут. А пока мойте, красьте, белите, приводите жилище в нормальное состояние. Вам же скоро рожать, как сюда принесете новорожденного ребенка?

(И.П.) — Я краску не могу переносить. А муж — слепой, первая группа инвалидности по зрению. Пойду повешусь, если детей заберете.

(С.Д.) — Наталья, если детей заберут, я тебя изобью! Это ты не прибиралась!

Разыгрывается душераздирающая сцена. Ирина прижимает к себе сына, рыдает и кричит: «Не отдам!» Лена напугана, она плачет и зовет: «Мама, мама!»

Сергей грозится: «Я жену изобью, если детей отнимете. Ее в больницу положат!»

Видеть страдания малышей все равно, что ножом по сердцу, — это очень тяжело, но оставлять их дома нельзя. Валентине удается отвлечь малышей, их сажают в машину. Ирина с большим животом бежит за машиной.

Во время этого рейда обследовали несколько семей; прошло около 2 часов, а Ирина, та самая беременная мать троих детей, уже звонила и докладывала, что дома прибрались! Верится с трудом, но главное, что ее материнское сердце не зачерствело напрочь.

Теплый дом

С социально-реабилитационном центре для несовершеннолетних «Теплый дом», всех участников рейда и журналистов хорошо знают. Нас встречает директор Людмила Антоновна Латышкевич. За дорогу дети успокоились, их с порога уводит заместитель директора Татьяна Алексеевна Зырянова.

Тем временем Людмила Антоновна рассказывает:

— Только вчера привезли 9 детей. Они уже немного пришли в себя. У нас 4 мальчика из многодетной семьи, мы их хорошо знаем. Всего в семье 9 детей. Мать беременна десятым ребенком, а муж погиб. Семья осталась без средств к существованию. Самого старшего ребенка и младших детей, которым 3, 4 и 5 лет, она оставила дома, а этих парней мы временно забрали к себе.

Мы принимаем деток с 3 лет, поэтому Пашу вместе с Леной оставить не можем. Но это не беда, в таком возрасте дети быстро забывают невзгоды. А теперь пойдем готовиться: только что позвонили — везут еще одного ребенка, его тоже надо спасать от собственных родителей.

В ходе рейда заезжаем еще по двум адресам, но хозяев нет дома. Инспектор ПДН опрашивает соседей. Люди охотно общаются с Валентиной Кондриной — ее они хорошо знают, знают и то, что она печется о детях, постоянно проверяет ненадежных родителей, оказывает помощь. Первое, что волнует Валентину Васильевну: не пьют ли взрослые? Но, кажется, все в порядке, пьяными их не видели, они просто забрали детей и поехали в гости к родственникам.

Живу ради дочки

У Светланы Н. наша команда застает печальную картину: дома ее 8-летняя дочка Надя, папа на работе, мама пьяная спит на диване, на кровати Нади спит еще один пьяный мужчина, он гость дома. Девочка стыдится матери: приехали проверять, а она — пьяная!

Светлана проснулась. Специалист из опеки ее спросила: «Что девочка кушала? Вы знаете, что у вас работает включенная конфорка на плитке? Ведь так пожар может случиться».

Затем члены рейда проверяют наличие продуктов в доме. Находится стандартный набор: крупа, лапша и масло подсолнечное. В холодильнике — медовые соты. В дом заходит соседка, говорит, что присматривает за девочкой.

(С.Н.) — Приготовлю и покормлю. Плитка работает для того, чтобы греться, — печь не топлена.

Улучив минутку, спрашиваю:

— Почему не работаете? Вы же молодая, здоровая. Неужели все устраивает?

(С.Н.) — Работать муж не разрешает, он ревнивый. Специальность у меня есть — штукатур-маляр, могла бы устроиться, но я высоты боюсь. Жизнью не дорожу, но из-за дочки живу.

В. Кондрина: «Двоих детей сегодня уже забрали, ваша — третья на очереди. Пора приходить в себя, наводить порядок. Выпроваживайте своего гостя, нельзя, чтобы в доме, где живет маленький ребенок, находился посторонний пьяный мужчина.

Светлана обещает: «Валентина Васильевна, я так больше не буду. Я исправлюсь. Завтра приедете, а у меня — чистота и порядок».

Когда мы покинули дом Светланы, Валентина Васильевна рассказала:

— Встряски хватает месяца на два-три, а потом все начинается снова. Но у Светланы есть стимул — она дорожит ребенком. В школе, где учится Надя, нам рассказали, что девочка ходит в школу опрятная, всегда готовит уроки. Вот пройдет час-два, и ее можно снова навестить. Вы не поверите, но все будет убрано идеально.

Качели

В поле зрения органов опеки не только неблагополучные семьи, но и многодетные. У Галины и Романа 8 детей! Чтобы всех обеспечить чистой одеждой — стирают часто. В день рейда мы застали хозяйку дома за делами. Она оторвалась только на минутку:

— Живем нормально, дети хорошо окончили школу. Двое старших уже живут отдельно, один ребенок получил инвалидность. Я не работаю, ухаживаю за детьми. С мужем случилась беда: его как-то раз встретили хулиганы, избили, отобрали все деньги. Он пока тоже не работает, восстанавливает здоровье. Огород посадили, и еще на усадьбе есть место. Решили здесь поставить качели для детей и летний бассейн.

В. Кондрина:

— Поправляйтесь! Вы должны быть здоровыми и заботиться о детях.

Визит завершился быстро, уже за воротами Валентина Васильевна пояснила:

— В этой семье не всегда было гладко. Бывало, что папа выпивал. А мама всех тянет: дети ходят в школу, нормально развиваются. Мало родить детей, им еще надо ума-разума дать. Но они молодцы: то пили, а теперь качели ставят.

На конец 2015 года в городе на учете стояли 123 неблагополучных семьи, за прошлый год 22 семьи поставили на учет, а 25 — сняли. Постоянный контроль играет важную роль. Воспитывать приходится самих родителей, а уже потом детей. Ребенку лучше в семье, чем в самом распрекрасном Детском доме. Инспектор ПДН и специалисты отдела опеки это знают, поэтому делают все возможное, чтобы у детей была в семье нормальная жизнь, чтобы они росли не на другой планете, и в будущем стали хорошими людьми и родителями.

Вы можете оставить комментарий к этому материалуhttps://mediakuzbass.ru/newspapers/81964.html

Дети — самое ценное, что есть у родителей. Но есть и другие дети, из так называемых неблагополучных семей. Их жизнь резко отличается от обычной.

 
Рейтинг@Mail.ru

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: