17°C, слегка облачно
Войти на сайт

Честное восхождение

Фото © vestnik-belovo.ru

27 сентября отмечался Всемирный день туризма. Его отмечал и Николай Воробьев – профессиональный альпинист и скалолаз.

Профессиональный праздник туристов отмечает множество беловчан. Среди них – ученики таких заслуженных наставников Дворца творчества, как Евгений Тузовский, Николай Батищев, Виктор Левшин, Валентина Захватова. Есть среди них и воспитанники молодого педагога, руководителя секции горного туризма Николая ВОРОБЬЁВА.

Николай – профессиональный альпинист и скалолаз. Вот уже полтора года как он передает молодому поколению свои познания и любовь к горам. Его ученики уже отметились на соревнованиях по скалолазанию.

— Как вы стали альпинистом?

Н. Воробьёв— В 2004 году я получил высшее экономическое образование в БИФ КемГУ и поступил в Кемеровскую аспирантуру. Ещё здесь я занимался, пусть и нерегулярно, у Е.В. Тузовского. А в Кемерове познакомился с альпинистами из клуба «Ирбис». Тогда клубом руководили супруги-альпинисты Сергей Васильевич и Любовь Петровна Зуевы. И уже через два месяца меня пригласили на альп. сборы в Ергаках (Восточные Саяны). Опыта не было, снаряжение мне собирали с миру по нитке. В этом выезде закрыл третий разряд по альпинизму. Сборы были зимними, с достаточно суровыми погодными условиями.

Далее, в течение четырёх лет побывал в разных горных районах бывшего Союза: Алтай, Киргизия, Саяны, Узбекистан. К сожалению, боли в коленях не позволили закрыть первый разряд, с альпинизмом пришлось завязать на восемь лет. Но покидать горы не хотелось. Отсюда – работа в секции горного туризма Дворца творчества.

— Секция горного туризма, ребят вы обучаете ещё и скалолазанию, а как же ваш любимый альпинизм?

— Дело в том, что детского альпинизма нет, совершать категорийные восхождения можно только с 14 лет, и то с письменного согласия родителей. Скалолазанием, напротив, можно заниматься в любом возрасте, я принимаю детей в объединение с 10 лет.

Занимаемся на скалодроме (искусственное сооружение для скалолазания, имитирующее рельеф скалы). Обязательно проводим выездные тренировки на естественном рельефе, ближайшие к нам скальные районы: это Каменные Ворота (Гурьевский район) и Дуброво (Краснобродский округ), выезжаем в Пещёрку (Кемеровский район) и Мундыбаш, на скальные берега Томи и Кондомы. Летом выезжаем на скальные останцы Шерегеша. С машинами помогают родители учеников. И нам польза, и родители от детей неподалёку.

— Если популярно, в чём отличия альпинизма, скалолазания и горного туризма?

— Альпинизм – групповой спорт, работа в связке, а скалолаз, как правило, лезет в одиночку, напарник лишь страхует его. Альпинист совершает восхождение на вершину, скалолаз – определённый участок скалы, а горный турист идёт по определённому маршруту. Кстати, турист постоянно несёт на себе много добра и ночует, где его застал вечер. Альпинист же оставляет в базовом лагере большую часть припасов и вещей, чтобы взойти на вершину, иногда на одну и ту же вершину, но по разным маршрутам. У туриста – романтика с костром, у альпиниста – простая горелка с баллончиком. Всё интересно по-своему!

— Кстати, о скалодроме. Насколько он помогает в обучении скалолазанию?

— Основная задача скалодрома – заменить скалы, когда их нет под рукой: увы, но постоянно посещать скальные районы не получается. Тем более, в наших широтах, в холодное время года, лазить не комфортно, так что тренируемся в помещении. Наш скалодром небольшой, для боулдеринга (англ. «лазание по валунам»), высота – около трёх метров. И снаряжение простое – скальные туфли и мешочек с магнезией на поясе (чтобы пальцы не скользили от пота). Страховка, как правило, гимнастическая, то есть руки товарища, в сложных местах провешены веревки.

— То есть, здесь можно научиться лазать по горам, как в фильме «Миссия невыполнима» — вися на отвесных уступах только на руке?

— Ну, почти. В случае с настоящими горами я учу всегда использовать страховку и не доверять одним рукам. Учеников страхую и на тренировках, и на горе. Альпинизм и скалолазание – это преодоление себя, а не щекотание нервов, хотя... Лезть по отвесной скале без страховки, откладывая кирпичи – не вижу в этом смысла. Кайф альпинист получает от гор, а не от близости смерти. Во всяком случае – я.

— Есть свои «изюминки» для тренировок?

— Очень много времени мы уделяем общефизической подготовке. Альпинизм – это 90% подхода и только 10% — лазания. Занимаемся также спортивным ориентированием, теннисом (в охотку), совмещаем физнагрузку со стрельбой из пневматической винтовки: пробежал по лабиринту, сделал пять раз бурпи (упал-отжался-выпрыгнул) – и пытаешься точно выстрелить.

Стараемся придумать что-то интересное. Так, со старшими учениками-студентами упражняемся в роупджампинге: прыгаем на страховке со старого железнодорожного моста в Гавриловке. Кто-то, по примеру Светланы Равцовой, возможно, попробует скайраннинг (см. статью «Небесный бег и земная жизнь», «БВ» за 31.10.2014). Я давно уже увлекаюсь страйкболом, был на закрытии сибирского сезона (см. статью «Взрослые игры», «БВ» за 25 сентября).

— Альпинизм, а тем более скалолазание – травмоопасные виды спорта…

— У меня тяжёлых травм не было, если только при рождении на голову упал: умный ведь в гору не пойдёт (смеётся). Хотя, если посмотреть статистику, то больше половины альпинистов имеют высшее образование.

Но я всегда помню об опасности. Мой наставник, глава клуба «Ирбис» опытнейший альпинист Сергей Зуев в 2005 году пропал без вести под лавиной на пике Победы в Киргизии. Ещё один друг, Аркадий Кувакин, погиб в 2006 году на второй по высоте вершине мира К-2 (она же Чогори). Аркаша брал семитысячники, но от лавины никто не застрахован. Завалило вмести с тремя товарищами. За два года буквально выбило весь цвет кузбасского альпинизма!

— Есть какие-то традиции у альпинистов?

— Главная традиция, которой меня научили, – не мусорить на горе. Это правило: унести ты должен больше, чем принёс. Поэтому на обратном пути собирай мусор, оставленный «забывчивыми» товарищами.

Важная традиция – не выпендривайся в горах! Не кричи: «Мы сделали гору!». Вы совершили восхождение, сходили на гору, залезли, поднялись, но не сделали. Гора сама кого хочешь сделает. Печальная статистика смертей испытанных «снежных барсов»[1] — тому пример.

— Вы, если не ошибаюсь, вернулись в альпинизм…

— Да, потихоньку занимаюсь коленями по методу доктора Бубновского[2]. Сейчас вновь подумываю о получении первого разряда по альпинизму.

— Сколько детей занимается у вас и как относятся окружающие к этому спорту?

— У меня занимаются две групп по 12 человек, интересуюсь реакцией родных и знакомых. Мальчикам и девочкам некоторые учителя говорят: «У тебя что, мозгов нет? Зачем тебе это надо? Ах, для себя! Не надо заниматься «для себя», надо чем-то полезным заниматься!».

В этой фразе всё интересно. Во-первых, убеждение, что человек, занимающийся любимым делом, поддерживающий себя в отличной физической форме, делает что-то бесполезное и даже вредное. Во-вторых, уверенность, что «умные гору обходят», и для восхождений интеллект не нужен[3]. Но неужели сидение дома перед телевизором или компьютером показывает твой высокий уровень интеллекта и повышает его?

— Альпинистскую смену растите только на работе?

— Дочка Ярослава любит возиться на скалодроме. По стенам она не лазает, но уже присматривается к ним.

Вы можете оставить комментарий к этому материалуhttps://mediakuzbass.ru/newspapers/73794.html

27 сентября отмечался Всемирный день туризма. Его отмечал и Николай Воробьев – профессиональный альпинист и скалолаз.

 
Рейтинг@Mail.ru

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: