9°C, слабый проливной дождь
Войти на сайт

Кузбасский ученый вывел «формулу» поражения «белых» в гражданской войне

Фото © img0.liveinternet.ru

Историк Сергей Звягин, профессор КемГУ, уже много лет изучает гражданскую войну, отдав, по справедливости, равное внимание «красным» и «белым». Точнее, он был одним из первых ученых в стране, кто долгое время изучал «красных», а потом «взялся» за «белых». А толчком послужили… бюсты героев и антигероев, которых по России в начале смены эпох, в шумные 1990-е, из кабинетов, коридоров, дворов и старых осторожных архивов начали выбрасывать на свалку. и Звягин, историк, их спасая, свозил к себе.

Дальше – больше. Прошли годы. Профессор Звягин, объединив в России исследователей «белого» движения, с головой ушел «в прошлое». И загадка поражения «белых» – на огромных просторах Сибири – им была решена.

На воде…

Профессор Звягин «формулу» поражения «белых» уложил в целую стройную систему НЕ. Ее любят «его» студенты. Молодежи нынешней приятно ощущать, что им открылась тайна, причины, которые даже сами участники гражданской войны, выжившие и состарившиеся, так и не смогли понять до конца жизни. И объясняли победу одних и поражение других не только силой духа (она у обеих сторон была высока), а разве что помощью свыше, случаем или… великим на Земле экспериментом.

А ошибок, НЕ учтенных Колчаком, НЕ принятых во внимание, профессор Звягин насчитал 37. Мы остановимся лишь на части.

— Непонятно почему, но «белые» в Сибири, отступая с запада на восток, почему-то ни разу так и НЕ использовали очень выгодный рельеф для битвы. Наши же сибирские реки Иртыш, Обь, Енисей, «идя» на север, имеют правый берег намного выше левого, — объясняет профессор. – «Белым» оставалось всего лишь оценить ту природную высоту берега, сделать его неприступным.

Но до них подсказка самой природы не дошла. Хотя Сибирь с нашими мощными реками, получается, была за «белых».

…на земле…

— Ленин сумел создать команду, набрав туда очень серьезных администраторов. А Колчак – нет, его команду, чиновников пусть и провинциальных, но все-таки неплохого уровня, одолевали дрязги, — перечисляет профессор. (И образно сравнивает правительство Колчака с футбольной сборной России, где все – звезды, а сыграться не могут).

— Ленин смог собрать в Красную армию военных, даже не симпатизировавших советской власти, действуя жестко. А Колчак – нет, — продолжает профессор. – «Красные» мобилизовали военных специалистов. Те служили из-за страха потерять близких. Ведь Красная армия использовала заложничество. Поясняю: главу семьи (офицера) мобилизовали в армию, а жену и детей отправляли в тюрьму. И он понимал: от его поведения зависит жизнь его родных в тюрьме.

Еще способ, вполне жизненный тогда. «Красные», заняв территорию, лишали живших там пенсионеров-офицеров пенсии. Оставшись без денег, те сами приходили служить, чтобы кормить семьи.

— А на территории Колчака, не сумевшего превратить ее в единый военный лагерь, как это разными способами – заградительными отрядами, работой ЧК и прочим — сделали «красные», всё было врозь. Представьте себе, «красные» рвутся в Сибирь, идут бои в районе Перми, Челябинска, Ишима, Тюмени, а в тыловых городах у Колчака течет обычная жизнь. Более того, было множество офицеров, которые считали для себя возможным быть в тылу, находя любой предлог. Причем патрули Колчака их выявляли, отправляли на фронт. Тот же Барнаул дня три был пуст от офицеров, а потом они появлялись снова, десятками, до следующего патруля, — говорит Звягин. – Так что Колчак, при всех его достоинствах как военачальника, при всех преимуществах, потерпел военное поражение.

А всё наша Сибирь, размеры которой рождали в людях мысль здесь переждать лихо…

… и когда нутро жжет

Про жестокость «белых» и «красных» профессор не говорит, машет рукой. Ее было немеряно. А вот про то, как сибирские крестьяне (а сельского населения в Сибири в те годы было 82

процента) и рабочие присматривались к власти Колчака и как в них зрело чувство: «Не то!», может говорить часами.

А особенно ошибся Колчак, не дав сибирякам… варить самогон.

— Со времен Первой мировой войны, когда ввели «сухой закон», к Гражданской войне в Сибири накопились огромные склады казенного вина, водки, — объясняет Сергей Звягин. – И когда «белые» пришли к власти в Сибири, а для продолжения войны нужны были деньги, то решили: пустить водку в продажу и получить деньги. Так, в 1919 году «пьяные» деньги в бюджете Колчака составили 25 процентов. Но крестьянам отдавать свою копеечку – за водку в магазине – было очень нелегко.

И в «шинок» за водкой, да еще в соседнее село, они не рвались. Но приходили отряды, громили самогонные аппараты. И сибиряки стали ждать «красных» с нетерпением невесты перед свадьбой, с ожиданием праздника.

— А когда сменилась власть, начались восстания: «да мы и не вас хотели». Потому что повторилось всё, — разводит руками профессор. — И только через полтора года «красные» чуть отпустили «хватку»…

Вы можете оставить комментарий к этому материалуhttps://mediakuzbass.ru/news/iz-istorii/54360.html

Историк Сергей Звягин, профессор КемГУ, уже много лет изучает гражданскую войну, отдав, по справедливости, равное внимание «красным» и «белым».

 
Рейтинг@Mail.ru

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: