25°C, ясно
Войти на сайт

Просека имени Мельниченко

Фото © im.kommersant.ru

По молодости мне довелось жить в строящемся горняцком городке. В округе бились шахтные стволы и рылись угольные карьеры. Рос городок, превращаясь в город.

По разъезженным, ещё не прикрытым асфальтом улицам ходили будущие угольные генералы. Пока ещё в виде желторотых, только из института, горных мастеров, смотревших на бывалых работников — забойщиков и проходчиков — снизу вверх.

И на работу они ездили в одних и тех же вахтовках — крытых «Уралах» с надписью по тенту: «Люди».

Такие это были люди: рос город — росли они. Не просто по служебной лестнице, а по опыту, по уважению работяг, по уважению к работягам. За сданные шахты и построенные города, за доблестный труд в забое и на стройках страна награждала, невзирая на формальные чины.

Я помню, как начальник углестроительного треста поздравлял своего бригадира с орденом Ленина: они обнялись и в избытке чувств колотили друг друга по плечам, выбивая пыль из ватников — и те ватники у обоих были одинакового цвета и скроя.

Сегодняшний угольный генерал другой. Ранешный не брезговал к своему работнику на семейный праздник зайти в соседний подъезд, а нынешний живёт отдельно и за высоким забором, а на воротах и по периметру вооружённая охрана. И зовётся угольный генерал непременно олигархом.

Вес и авторитет олигарха, даже местного розлива, измеряется размером им нажитого. Часто миллиардного. Которое вряд ли можно нажить честно. Ещё Маркс писал, что «все крупные современные состояния нажиты нечестным путем».

Вот убыл олигарх местного розлива Владимир Мельниченко в Подмосковье, но пыльный шлейф, им оставленный по пути, висит в сибирском небе и даже густеет.

Недавно его вызвали на допрос в Кемерово — объясниться по поводу незаконной добычи угля через подставную фирму. Предположительно, выгода составила 100 миллионов рублей. Были вопросы и у томских следователей по коррупционному делу о даче взятки начальству тамошнего комбината. Задали они их или нет, мы не знаем, но ответы очень бы хотелось услышать.

Оба эпизода, между тем, тянут на реальный срок где-нибудь в лесоповальном краю…

Пыльный шлейф оставил за собой Мельниченко. Самая первая пыль из-под копыт олигарха (пусть он выглядит как благородный рысак) началась из-за того, что добыча угля перестала приносить сверхдоходы глобальный же кризис на дворе.

Ранешный угольный генерал, в основном, был азартен: «выполнить план — долг, перевыполнить — честь». А нынешний олигарх, как мы видим, всё больше расчётлив: почуял убытки и свалил.

Напомню, Мельниченко продал свои активы в Кузбассе на более, чем приличную сумму в 700 миллионов долларов. Уплатил ли с них налоги в Подмосковье, где теперь собирается жить, не известно. Вполне возможно, в благополучных столичных пригородах эти два миллиарда рублей и не заметили, но в переживающем кризис Кузбассе за ними точно был бы контроль.

Считаю, что, прощаясь со своей родиной, олигарх Мельниченко на неё жирно плюнул. Поступил бы так ранешний угольный генерал? Вряд ли. Иначе б не называли в честь ранешних улицы и шахты, университетские аудитории и именные стипендии.

Назовут ли в честь Мельниченко что-нибудь? Вряд ли. Разве что одну из просек в лесоповальном лагерном краю— если правоохранительные органы сработают как надо.

Вы можете оставить комментарий к этому материалуhttps://mediakuzbass.ru/kolonki/59632.html

http://im.kommersant.ru/Issues.photo/CORP/2014/05/12/KNO_003120_00002_1_t218_194219.jpg

По молодости мне довелось жить в строящемся горняцком городке. В округе бились шахтные стволы и рылись угольные карьеры. Рос городок, превращаясь в город

 

Колонки

Рейтинг@Mail.ru

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: